Подстава

Часть 1. «Где наркотики?»

В конце 90х, устав от пост-кризисного Омска, перебрался я в Москву. Обзавелся жильем, новыми знакомствами, жил спокойненько, никого не трогал. И был у меня в Омске товарищ Максим. Товарищ не скрывал своей дружбы со спецслужбами, да тогда никто особо этого не скрывал. Частенько бывало собирались за одним столом и терли темы агенты РУБОП, ФСБ и других аббревиатур. И только я был ничей агент, ибо с давних пор в моем личном деле красуется надпись размашистым резким почерком «к оперативной работе не пригоден». Но однажды, невзирая на это, омский товарищ Максим предложил подкинуть наркотиков в «бункер» нацболов на Фрунзенской. Зачем мне могло понадобиться такое делать я до сих пор не понимаю. В общем и тогда я не понял и просто забыл про это дело. А оказалось напрасно.

Вскоре, видимо, не найдя наркотиков в штабе нацболов, завалилась ко мне на квартиру оперативная группа московской милиции. Стали они меня пытать — «где наркотики?», на что получали закономерный ответ «какие наркотики, нет наркотиков». Пытали меня полдня на квартире, перевернули все, потом увезли в отдел и пытали там. Конечно глупая идея спрашивать омича «где наркотики», но им почему-то хотелось заниматься такими глупостями. Ночью с отдела меня выгнали, метро было закрыто, поймал я бомбилу и поехал домой. Ситуация была крайне непонятная — вроде тема с штабными наркотиками была фсбшная, а пытали почему-то менты. Как и положено в любой непонятной ситуации улегся я спать, подумав что недоразумение само разрешится. И оно, конечно, не разрешилось.

Следующий день начался со звонка в дверь соседа снизу — «вы топите». Я ответил, что он абсолютно прав, но у меня все сухо и комфортно, и отправился дальше топить на диван. По итогу дверь как-то открыли и залетели в квартиру недовольные мрачные типы с расчехленными стволами. От соседей типы отмахивались похожими на фсбшные корочками, которые держали в свободных от стволов руках. Стало понятно, что вот это как-раз оно. Но ребята были в том-же заезженом репертуаре — «где наркотики». Разнесли окончательно квартиру, поломали мне лицо, помахали пистолетами, покатали по вечерней Москве кругами и отпустили. Ощутив некоторую неуютность Москвы, на следующий день доковылял я до вокзала и отправился в Омск.

Засел дома в Омске читать книжки, а через неделю в дверь раздался неожиданный звонок. Оказалась опергруппа местного шестого отдела что-то от меня хочет. Заколотили в наручники и утащили на 5 этаж здания на улице Пушкина, печально известный тем, что народ оттуда выходил в окна, пока на них не поставили решетки. Ну и традицией тогда было никаких вопросов не задавать, а бить и ждать чего клиент сам расскажет. Традиционно стали бить как резинового зайца, полетав некоторое время от стенок нескольких кабинетов я устал, да и они тоже. Тогда опера привели омского товарища Костю, который с порога заявил «Вадик, тут все серьезно, отдавай все что взял». Ну я то понял уже, что все серьезно, но отдавать то мне нечего, у меня же как у латыша — хуй да душа. В ходе наконец-то начавшихся переговоров выяснилось, что кто-то чего-то там взял у потерпевшего и отвез к Максиму. Но, так как потерпевший должен был мне, то теперь у нас оказывается полноценная преступная группировка, в которую входят офицеры налоговой полиции, сын генерала военной контрразведки и студент-математик. Предложение забыть про это безнадежное дело, ибо к насильственному перераспределению собственности я интереса не питаю, а в Омске давно не жил и жить особо не собираюсь, было парировано решительным заявлением, что в Омске я теперь надолго. Максим и сын генерала по дальнейшему ходу дела оказались свидетелями, Костю вместе со мной посадили в тюрьму.

За первые три года срока изучил я уголовное право, исписал коробку бумаги жалобами и в один прекрасный день вызвали меня в спецчасть. Ожидания очередного отказа (на этот раз из последней инстанции — председателя президиума ВС РФ) не оправдались. Оказалось приговор хотят отменить за отсутствием состава преступления, что вскоре и произошло.

Часть 2. «Вебмастерская»

Выйдя на свободу холодной осенью 2002 года я не придумал ничего лучше, чем заняться сео. Повисев годик в топах ппц обеспечил себе пенсию, построил домик, огородил его двухметровым забором от творящейся вокруг несправедливости бытия, завел котов, жену и ребенка.

Бытие тянуло свои щупальца через забор, но такие попытки в корне пресекались. Например был у меня на зоне товарищ Паша. Вообще у меня с отсидки много друзей, но у многих из них возникает рано или поздно один нюанс — они там что-то понимают в этой жизни, мне до сих пор недоступное. И часто после освобождения встают на агентурный учет. Не минула чаша сия и Пашу. Долгими сибирскими вечерами, попивая чаек с вареньем под завывания ветра над скованным морозом Иртышом, предлагал он мне всякие начинания. Поначалу предложил заняться заливами грязи на его дропов. Ну у меня конечно грязи не оказалось, откуда ей взяться у честного, отошедшего от дел, вебмастера. Мне даже интернет то в деревню не проводили, всемирную паутину я видел лишь сквозь щелочку gprs-модема. Товарищ был отправлен размышлять. Поразмыслив он озадачил встречным предложением — принять его грязь на моих дропов. Пришлось пояснить, что дропов я также не вожу, а ему проще наверно лить свою грязь на своих дропов, не вовлекая меня в блудняки. Вообще товарищ дальше одноклассников интернета не видел, поэтому его интересы к узкоспециальным темам вызывали некоторые подозрения. Давно протухшие темы со всякими звонилками и другие старые песни о главном последовательно отправлялись туда же — за ограду. Видимо, устав от такого непробиваемого негативизма, товарищ однажды зашел с козырей — предложил кинуть все омское УМВД через знакомого бухгалтера. Я, помнится, растерялся от такого смелого захода, промямлил, что областное УМВД вроде не совсем лохи и, протянув визитку моего юриста, посоветовал такие идеи сначала обсуждать с ним. На чем и порешили.

Часть 3. «Автолюбительская»

Сидеть за своим забором без интернета было скучно, поэтому я доставал президента (тогда Медведева) глупыми вопросами. Например, почему единственному государственному провайдеру так сложно провести 100 метров провода для интернета. В поисках ответа на этот вопрос я дошел аж до страсбургского суда. Или зачем среди белого дня, прям в центре города из окон Омского ФСБ падают сотрудники Омского ФМС. На последний вопрос ответ не был получен, ибо вскоре мой тойота-харриер решил на прямой дороге закрутиться волчком и поймать проезжавшего мимо таксиста. Похоже с этого завертевшегося харриера и передался крутящий момент, пустивший в разнос мой маленький, с трудом выстроенный, уютный мирок.

Спустя пару месяцев встал я с койки на костыли и обнаружил себя, во-первых, водителем-алкоголиком, хотя и не пил на тот момент уже пять лет ничего крепче чая. Во-вторых, я оказался подозреваемым по уголовному делу, единственной потерпевшей была назначена моя жена. Предложения от меня и жены ментам отстать ибо ей надо сидеть с годовалым ребенком, а не мотаться по допросам, были проигнорированы и дело стало раскручиваться ( http://www.uncheck.org/ ). Учитывая некоторый опыт в шитье дел я не мог не оценить целенаправленности его фабрикации. Было такое стойкое ощущение, что менты снова получили карт-бланш на беспредел от смежников, такой прям флэшбэк десятилетней давности. Через пол-года битвы с ветряными мельницами, сел я знакомиться с материалами дела и понял, что такое нести в суд нельзя. Нельзя, если только нет заранее уверенности в решении суда, а это дело просто видимость формальности. По всему выходило, что меня зачем-то хотят сделать невыездным. Ну и понятно первое, что я сразу сделал, проигнорировав подписанную госадвокатом вместо меня подписку о невыезде, покинул Омск. Но, имея протухший загранпаспорт, удалось уехать не очень далеко, только до Одессы.

Часть 4. «Одесские рассказы»

Через несколько месяцев, распродав непосильным трудом нажитое движимое и недвижимое имущество, в Одессу переехала жена с ребенком. Время проходило в поиске уютного будущего места жительства на берегу морька и запиливании проекта «РосПравосудие» в надежде поправить одноименную отрасль. Со временем проект «РосПравосудие» приобрел популярность и некоторые деятели стали именовать его своим творением (хотя я их рядом никого не видел когда его делал).

Казалось, что щупальца Омска не могут перебраться через кордон. Омск явился в лице тещи. Теща, встав на путь сотрудничества с теми, кого она благоговейно считает «хозяевами жизни», ежедневными скайпобеседами и визитами, планомерно уговорила жену, похитив ребенка и остатки денег, скрыться в Омске. По пути она посдавала меня всем кому могла, сочинила гору исков ко мне и родственникам, вычистила все документы и рыжье с камнями из остававшегося в Омске сейфа. Даже последний холодильник умудрилась упереть. Холодильник это был перебор. Зачем «хозяевам жизни» мой холодильник?

В то же время меня завалили заманчивыми предложениями возглавить разработку всяких «Омских облаков», участвовать в освоении многомиллионных гбшных инвестиций в развитие информационно-правовых систем и прочие кластера. Дружественные хозяева айти контор наперебой предлагали решение всех проблем в обмен на трудоустройство и подкрепляли предложения съемками кино «не пытайтесь покинуть Омск» с главным героем Вадиком ( https://www.youtube.com/watch?v=KivKVIrcNJs ). Встревоженные осведомленные друзья Глеб и Паша, аккомпанируя предложениям от бизнесменов, синхронно таскали ссылки на Путина «Важно создать такие условия, чтобы свои проекты эти люди воплощали именно у нас, на родной почве, в России» ( http://www.vesti.ru/doc.html?id=965988 ). Хотя все разительно отличалось от скорбных тем с дропами, я полагал что это лишь очередная, чуть более яркая замануха и, как оказалось, не напрасно.

Часть 5. «Квартирный вопрос»

Паша стал меня донимать по скайпу навязчивыми предложениями в своем стиле: «придумай что сделать с чистыми бланками свидетельств на Омскую недвижимость». К своему юристу я его посылать не стал (ибо мой юрист теперь стал наоборот не моим и пытался отжать недвижимость у родственников), просто постарался объяснить, что тут у меня в Одессе такой продукт не котируется вообще (от слова нихуя). Но товарищ был настойчив.

Другой товарищ Глеб, из совсем другого края необъятной родины вдруг стал интересоваться деятельностью сбежавшей от меня жены — таскать ссылки на какие-то ее посты на форумах. Оно даже мне было не интересно, а уж какой интерес ему — совсем непонятно. В оконцовке он, видимо устав ждать пока я сам найду, притащил ее объявление о покупке квартиры, якобы на ворованные деньги, других то у нее нету. И тут пазл собрался — я должен был заинтересоваться тем как находят объявления бывшей жены (по номеру телефона), сам начать мониторить интернет, обнаружить объявление этой крысы и кинуть ее, продав квартиру с поддельным свидетельством собственности.

После этой, даже без учета многих других подстав, стало понятно, что а-ля Омские прихваты никуда не делись и, похоже, никогда не денутся. Стало совсем скучно наблюдать за этим серпентарием, постоянно лезущим в мою жизнь.

Часть 6. «Дорожная»

В прошлом году вышла амнистия, устраняющая основания для моего уголовного преследования. Милиционеры, конечно, дело прекращать отказывались, в суды и прокуратуры моего представителя пускать перестали, но закон то есть. Посчитав, что за пол-года действия амнистии, дело по-любому должно прекратиться, я обратился за свежим загранпаспортом по месту нынешнего жительства — в консульство России во Львове. Все сроки прошли, а загранпаспорта нет ( http://info.midpass.ru/index.html?id=2000380022014061800002533 ). Якобы заявление проходит дополнительную проверку. Что еще проверять то? Все вроде уже ясно.

Written on October 15, 2014